Михаил Красницкий: «Системная интеграция – это не только профессия, но и искусство»

20 Апреля 2015
Созданием уникальных для белорусского рынка информационных систем занимается компания «Бевалекс»: здесь разработали систему электронного документооборота Аппарата Совмина, систему открытых ключей для Информационно-издательского центра по налогам и сборам, автоматизированные медицинские системы для ведущих республиканских РНПЦ, ряд крупных инфраструктурных проектов для органов государственного управления, «Белтелекома»,  белорусских банков, ЕПАМ и др. Об отличиях работы системного интегратора от других ИТ-компаний, о сокращении ИТ-бюджетов в кризис, а также о важности страновой ментальности в интервью «Бизнес-ревю» рассказал Михаил Красницкий, генеральный директор компании «Бевалекс». 

kmd.jpg
- Наша компания занимается проектированием и созданием информационных систем: мы начинаем с проекта, затем строим саму информационную систему, которую впоследствии поддерживаем на протяжении всего жизненного цикла. Кроме того, обучаем пользователей информационной системы и персонал сопровождения.

Все это является нашим главным отличием от других ИТ-компаний в Беларуси. Потому что сегодня не так много участников рынка, которые создают информационные системы «под ключ». Как правило, кто-то специализируется на создании инфраструктуры, кто-то на разработке прикладного программного обеспечения. Мы же отвечаем за все компоненты системы вместе и являемся для заказчика единой точкой входа в случае возникновения в ходе эксплуатации каких-либо проблем. То есть на известный вопрос «кто шил костюм?» у нас есть ответ «мы!» - и это наше преимущество.

Конечно, это не значит, что мы самостоятельно создаем все компоненты информационных систем: миссия системного интегратора заключается в умении привлечь в проект лучшие в своих узких нишах компании, объединить все компоненты в рамках сбалансированной информационной системы и впоследствии эту систему поддерживать. Кроме того, «Бевалекс» старается ключевые компоненты создаваемых информационных систем (центры обработки данных, решения по обеспечению непрерывности предоставления ИТ-услуг, некоторые прикладные системы и др.) создавать самостоятельно, привлекая сторонние компании лишь для не ключевых компонентов. Кроме того, компания оставляет за собой управление проектами.

Резюмируя, можно сказать, что не всегда оптимизация отдельных компонентов информационной системы приведет к оптимизации всей системы в целом. Поэтому в значительной степени системная интеграция – это не только профессия, но и искусство.

- Каких из реализованных вами проектов вы бы назвали наиболее интересными?

- Мы занимались внедрением нескольких систем электронного документооборота, которые являются уникальными для постсоветского пространства в части территориальной распределенности и количества пользователей: для «Белагропромбанка», в которой работает порядка 7 тысяч пользователей, и РУП «Белтелеком», которая одна из первых в стране реализована с применением облачных технологий.

Среди инфраструктурных проектов можно назвать создание инфраструктуры единой информационной системы государственной статистики, которая охватывает всю Беларусь. 

Также есть у нас несколько крупных проектов по проектированию и созданию современных центров обработки данных -  для ЕПАМа, «Белтелекома», «Белагропрмбанка». В последнем случае, кстати, впервые в стране была реализована комната физической безопасности: то есть ЦОД был помещен в специальное модульное устройство, которое не пропускает воду, защищено от пожара и других природных катаклизмов, и позволяет обеспечить непрерывность функционирования вычислительной системы в случае техногенной катастрофы.

- Какие сейчас тенденции можно выделить на рынке предоставления ИТ-услуг?

- Первое, что следует отметить, это резкий спад закупок оборудования, который наблюдается на протяжении четырех месяцев. Заказчики эксплуатируют уже имеющееся оборудование через технологии виртуализации, создание частных облаков и т.д. К нам активно стали обращаться заказчики с просьбой централизовать использование их ресурсов, создать системы мониторинга бизнес-приложений и ИТ-инфраструктуры. То есть можно выделить глобальный тренд – за счет более эффективного использования оборудования и внедрения систем управления ИТ-услугами выжать максимум из созданной в предыдущие годы инфраструктуры.

Уменьшению закупок оборудования также способствует более активное применение мобильных устройств. А это, в свою очередь, приводит к другому тренду: мобильность требует соответствующих решений по информационной безопасности корпоративных информационных систем и повышает интерес заказчиков к этой области. Кроме того, в условиях падения экономики и сокращения количества заказчиков на рынке компаниям приходится серьезно задумываться о своих преимуществах и защищать их от конкурентов. И если в более благополучные времена потеря информации о клиентах, поставщиках, ценах и условиях работы просто негативно влияла на работу бизнеса, то в условиях сжимающихся рынков такие потери могут привести к критической потере клиентов, партнеров, а, следовательно, и прибыли. Поэтому сейчас мы видим повышенный интерес к системам управления информационной безопасностью - в нашем портфеле проектов на 2015 год запланированы несколько систем такого рода.

- Кроме экономии на оборудовании, в чем еще проявляется сокращение ИТ-бюджетов заказчиков?

- Например, проекты, которые могут подождать, откладываются на «потом». Сейчас реализуются только актуальные проекты, с коротким сроком окупаемости, эффект от которых будет виден в ближайшее время. Сокращение ИТ-бюджетов проявляется и в замедлении темпов реализации проектов информационных систем. 

По сути, сейчас заказчики стоят перед выбором: с одной стороны, в условиях недозакупки оборудования нужно инвестировать в повышение эффективности существующего. С другой стороны, инвестировать в ИТ в кризисные времена не хочется: ИТ-бюджеты наряду с маркетинговыми  страдают одними из первых. Но, к счастью, сегодня информационные технологии стали системой жизнеобеспечения организации наравне с канализацией, водо- и электроснабжением и др. Поэтому заказчики вынуждены включать ИТ-затраты в бюджет и заказывать проекты - без этого работа многих бизнесов может остановиться.

Но случаи, когда компания инвестировала в проект по созданию информационной системы, а потом прекратила финансирование – являются единичными. Потому что чем больше инвестировано, тем больше интерес быстрее завершить работу и начать получать отдачу от созданной системы. 

- Если ли отличия в работе с заказчиками из государственного и частного сектора?

- Нет, отличий нет. И те и другие очень ревностно и скрупулёзно относятся к ИТ-бюджетам и пытаются экономить на всем. Отношение к созданию ИТ-систем зависит не от формы собственности. Самый главный фактор – это позиция первого лица компании. Если кто-то из топ-менеджеров сильно заинтересован в проекте, то его уверенность в необходимости проекта продвигается на все уровни компании, и все получается. Кроме того, должно быть активное участие в проекте персонала заказчика: принцип «вы делайте, а мы потом посмотрим, что у вас получилось» - это заведомо путь к неудаче проекта. 
В силу того, что львиная доля частных компаний являются небольшими и не требуют построения больших информационных систем,  наш портфель на 90-95% состоит из проектов для организаций с долей государства в уставном капитале.

- Вы говорили, что работа системного интегратора – это в какой-то степени искусство. Как часто приходится защищать это искусство от ошибочных в силу некомпетентности пожеланий клиента?

- Двадцать лет назад, когда мы только начинали, наши специалисты часто говорили после окончания не удачных проектов: «мы знали, что так получится, но так хотел заказчик». И вот это «так хотел заказчик» довлело над нами несколько лет.

Сейчас элементом нашей корпоративной культуры является тезис о том, что заказчик имеет право на ошибку, а мы нет. Потому что мы профессионалы в области системной интеграции и создания информационных систем. И если наши взгляды на то, какой должна быть информационная система, отличаются от видения заказчика, то мы должны переубедить клиента и сделать так, чтобы он принял наше видение как свое. Если это не получается, то лучше вообще не браться за проект – он обречен.

А деньги – это не главное, в профессии системного интегратора есть такие важные вещи как удовлетворенность от того, что заказчик получил желаемое или даже больше, приобретенный положительный опыт и т.д. Ведь именно моральное удовлетворение от хорошо сделанной работы вдохновляет на реализацию новых сложных проектов. 

- Насколько сильная конкуренция между системными интеграторами на белорусском рынке?

- Целый ряд компаний позиционирует себя в качестве системных интеграторов. На рынке присутствуют и крупные игроки из России и Украины. Но я не могу сказать, что мы испытываем очень большое давление из-за конкуренции. 

Мы давно поняли: чтобы доминировать на рынке, надо быть на полшага впереди заказчика и тем самым быть для него интересным. Для этого мы много инвестируем в обучение специалистов, анализ трендов, поиск новых решений и т.д. 

При этом очень важно не перегнуть палку. К сожалению, у нас есть системы, которые опережают потребности рынков ряда стран СНГ на 4-5 лет. Из-за этого перекоса знания и опыт, накопленные в Беларуси, мы пока не можем перенести в страны ближнего зарубежья. И я рассказываю это не для того, чтобы похвастаться, какие мы крутые. А чтобы показать, что значительное опережение рынка чревато потерями. Мы же не можем содержать высококлассных специалистов годами и ждать, пока рынок «дозреет» - услуги компании должны быть востребованы прямо сейчас. Поэтому полшага-шаг впереди – это нормально, но не на три.

Если говорить о конкуренции с иностранными компаниями, то в случае разработки отдельных компонентов информационных систем мы ее ощущаем, а если речь идет о создании большой комплексной системы – то нет. Потому что мы находимся рядом с заказчиком и можем готовить почву для принятия решения о разработке системы более качественно и эффективно. А иностранным интеграторам подтянуть из-за рубежа все необходимые для этого ресурсы не так просто. 

- Какие стратегические направления по работе в 2015 году имеются у «Бевалекса»?

- Мы определили основные тренды ИТ-отрасли, и первая задача – соответствовать им. Вторая задача – вопрос географической диверсификации, потому что внутренний рынок сжимается.

Мы несколько лет готовились к работе в странах ближнего зарубежья.

Сегодня уже по нескольким проектам в других странах мы выставили свои предложения на конкурс и видим, что спрос на наши услуги есть. Нас интересуют страны бывшего СССР, где знают русский язык, есть остатки советской ментальности, действуют советские стандарты в области создания систем управления. И в большей степени мы рассматриваем не соседние Украину и Россию, а Казахстан, Армению, Азербайджан, Грузию, Туркменистан, Таджикистан. Кстати, в продолжение разговора о ментальности - наша бизнес-модель работы в ближнем зарубежье предполагает работу только через местных партнеров, с которыми мы готовы делиться своими опытом и экспертизой. 

И третья наша задача – это работа над портфелем проектов 2016 года. В принципе, если мы успешно решим первую задачу (будем соответствовать трендам), то с заказами и в этом, и в следующем году у нас будет все в порядке, что позволит «Бевалексу» достичь поставленных целей. 

Павел Береснев
Бизнес-Ревю №3 (128) апрель 2015

Файлы